Главная » Статьи » Важно знать

День открытых дверей

Феофану Михайловичу Попкову 1 сентября исполнилось 90 лет. Губернатор А. Усс прислал ему поздравление с юбилеем. Многим именинник знаком как краевед, автор книги «В каждом имени – биография века». Но для учеников нескольких поколений, разбросанных по все стране, он – любимый педагог и директор школы. 35 лет Феофан Михайлович возглавлял школу в селе Успенка Рыбинского района, а педагогический стаж насчитывает 55 лет. За свой учительский подвиг Феофан Михайлович награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Одна лошадиная сила
Детство у Феофана Попкова проходило в селе Тюльково Балахтинского района, и было оно нелегким, как и у многих в то время. С восьми лет он трудился в колхозе, надо было помогать матери добывать трудодни. Отца по доносу арестовали в 1937 году и расстреляли. А без отца в семье жизнь тяжелая. А потом война.
Школу Феофан Попков окончил в 1946 году, поступил на курсы счетоводов, потом немного поработал по этой специальности и решил учиться дальше. Выбрал педучилище Ачинска – по совету своей учительницы.
Жили в общежитии в одной комнате вдесятером. Учился он хорошо, проявлял явные способности к наукам, поэтому ему предложили учебу в Ачинский учительском институте. Пришлось одновременно оканчивать педучилище и учиться на первом курсе в вузе – на физмате.
Трудовая биография началась в августе 1952 года после окончания учительского института. Шесть выпускников распределили в Рыбинский район, административный центр которого находился в Заозерном. У Феофана Михайловича было направление в школу поселка Урал. Но в районо переиграли, предложили другое место − в Усть-Барге, теперь здесь располагается закрытый город Зеленогорск. Сказали: «Там хорошая 7-летняя школа, поезжайте». Молодой специалист согласился. На работу по распределению он приехал вместе с мамой. Они переночевали в Заозерном, а утром на полуторке их привезли к месту назначения. В доме напротив школы дали комнату. Там же жили девчонки с педучилища. Конечно, никаких удобств: печь топить, воду носить.
Школа, построенная из бруса, неоштукатуренная, находилась в месте, где река Барга впадала в реку Кан. Кругом – тайга. Директор школы Зайцев, принимая нового учителя, показал на сарай, сказал: «Дров бери, сколько хочешь, сосновые, горят хорошо». Для сибирской зимы это важно.
Феофану Михайловичу сразу дали классное руководство – в 6-м классе. А это 37 детей. А было в школе два шестых класса.
– В сентябре, – вспоминает юбиляр, – меня со школьниками 7-го класса отправили в колхоз, в деревню Ильинку. Десять или двенадцать дней мы дергали коноплю − руками, с корнем. В то время коноплеводство традиционно являлось одной и ведущих отраслей сельского хозяйства. Стебли шли на изготовление пеньки, веревки, холста для рубашек. Из семян конопли делали масло, которое было не хуже рыжикового. А, может, и вкуснее. Кому как, конечно. Ночевали мы с ребятишками на полу в конторе, подстелив солому. Нам такие условия казались нормальными. Никто из нас не был избалован бытом. Я сам был из очень бедной семьи.
Проработал я в Усть-Барге три месяца, у меня было уроков 18 часов в неделю. С ребятами я не только занимался на уроках, но и общественной работой. Например, мы выпускали школьную газету.
А потом Феофана Михайловича обменяли на лошадь! Получилось так. Позвонили ему из районо и сказали, что переводят в деревню Александровку. Там не хватало математика, а здесь таких предметников было два. И пообещали за это отдать лошадь. Попков согласился. Он воспринял это с юмором: учитель − как одна лошадиная сила, звучит весело.
Был декабрь, стояли крепкие морозы. Ехать хоть и недалеко, но лучше – в очень теплой одежде. Приехали за ними на двух лошадях, привезли шубы, валенки. Весь класс провожал своего учителя до конца деревни, которого успели полюбить. Потом долго писали ему письма. Даже в стихах: про сторожа, который топит печку, а в классе все равно холодно.
В общем, отправились Попковы в Александровку, а лошадь − в Усть-Баргу.
На новое место прибыли вечером. Встречала их вся школа во главе с директором Александром Иннокентьевичем Здзярским. Позже он стал первым директором в Почтовке – так в народе называли новый город, Красноярск-45. А когда образовалось гороно, возглавил его. Здзярский провел Феофана Михайловича по школе, показал все классы, а толпа учеников следовала за ними. В то время новый человек вызывал дружелюбное любопытство.
Но и здесь Попков проработал недолго − до отпуска. В июне 1953 года его начали «сватать» в Успенскую школу, директором.
 – Я сначала не соглашался, – рассказывает Феофан Михайлович, – Какой из меня директор? Опыта − с гулькин нос. Год работы в школе. Три раза вызывали в Заозерновское районо. Его тогда возглавлял Иван Васильевич Кириенко. Бывший разведчик, между прочим. На мои сомнения ответил так: «Справишься! Знаю, что справишься». Я посоветовался с мамой. Она сказала: «А чего ты боишься? Надо просто добросовестно трудиться. Не получится, уйдешь в учителя. Чего теряешь-то?» Я согласился.

Работа по чердакам
− В ту пору, – вспоминает Феофан Михайлович, – была триединая цель: образование, воспитание, развитие. Никогда это не разделялось. Конечно, были проблемы с успеваемостью. Многие дети недоедали, одеться было не во что, да и родителям помогали по хозяйству, уставали, не до уроков было. К тому же не все дети предрасположены к учебе. И иной учитель был виноват − не любил детей. Доходило до крупных разговоров. Как директор я настаивал, чтобы учителя после уроков занимались с отстающими, если не успели на уроке разъяснить. Роптали, но занимались. Тогда для школьника было позорно остаться после уроков, это было для них наказанием.
У нас в школе общая годовая успеваемость была на уровне 78−85 процентов. Многих оставляли на осень, на второй год. Мне однажды в районо сказали: «Ты, наверное, целую роту оставил на второй год». Помню, в одном классе было 37 человек, 14 − оставили на второй год. Если нет знаний, зачем переводить? Пусть еще раз пройдет материал, освоит его. Наши второгодники по математике 60-х были сильнее хорошистов 80-х годов. Потом от школ стали требовать 100-процентную успеваемость. Стали проценты давать, а знаний-то не было.
Конференции тогда отличались критичностью. Помню, как выступала инспектор гороно и про одного директора школы сказала: «У нас есть горе-директора, от которых надо избавляться». А тот в своем выступлении ответил ей: «Есть не только горе-директора, но и горе-инспекторы».
Помимо директорской и учительской деятельности Феофан Михайлович увлеченно занялся краеведением, привлек к этому учеников. С 1956 года изучение истории родной деревни, края стало для школы делом важным и интересным.
– У нас неплохо получалось. В 1958 году в виде поощрения я повез юных краеведов в Москву, средства дал колхоз и районо. Это тогда было невиданное дело − съездить в столицу! В поисковой работе участвовали все классы. Делились на секции. Одни занимались перепиской, другие собирали экспонаты – секция «Работа по чердакам». Третьи записывали рассказы ветеранов Великой Отечественной войны. Вели изыскания по следам Новгородской Краснознаменной стрелковой дивизии, которая формировалась на юге Красноярского края. В этой дивизии служил выходец из Успенки Василий Прохоров, Герой Советского Союза, погиб на войне. В 1980 году музею выделили отдельное помещение, чтобы можно было разместить собранные экспонаты, и музею уже официально так именовался, пройдя паспортизацию. Краеведческая команда школы многие годы была среди пятерки лучших в крае.

Деревенька-судьба
Феофана Михайловича никогда не привлекала жизнь в городе. Хотя шансы уехать были.
– С моим коллегой Здзярским мы постоянно встречались на совещаниях, конференциях в районо. А когда в крае, в 1959 году, решался вопрос об образовании гороно в Почтовке, ему предложили его возглавить. Он согласился. Не раз приезжал Александр Иннокентьевич ко мне в Успенку, звал в город − хоть директором, хоть инспектором. Трижды приглашал. Как-то я поддался на уговоры, съездил, посмотрел. Но как-то я не загорелся. Душа не приняла. Деревня, как и Успенская школа, стала мне родной. В нее уже много было вложено. В Успенке я встретил будущую жену Татьяну. Мы с ней поженились в 1954 году, в 1955-м родилась дочь. У нас был большой дом, хозяйство. Мы с женой обсудили перспективу переезда и поняли, что не можем этого сделать.
Феофан Михайлович и Татьяна Дмитриевна очень любили песню «Деревенька моя», всегда она звучала на застольях. У них обоих был прекрасный голос. И оба были людьми хлебосольными, любили гостей, любили петь. Феофан Михайлович и сейчас такой же гостеприимный. А жена его, к сожалению, ушла из жизни.
В 1988 году Ф.М. Попков покинул пост директора, но остался работать учителем. Теперь у него освободилось время для краеведческих проектов. Он задумал написать историю исчезнувшей деревни Будянки, родной Успенки, собрать материал к 100-летию школы.
И все у него получилось. Итог кропотливой работы – книга «В каждом имени – биография века». Но на этом Феофан Михайлович не останавливается. Уже который год он занимается историей колхоза имени Молотова, который существовал в Успенке в первые годы советской власти. Кроме того, он уточняет и дополняет список сельчан, погибших на Великой Отечественной войне. Сейчас как раз идет реконструкция мемориала, деньги на которую собрали жители Успенки.
Первое сентября для Феофана Михайловича – не просто день рождение. Это день открытых дверей. Каждый год к нему приходят, приезжают, звонят с утра до ночи бывшие ученики, коллеги, друзья, знакомые. Впрочем, двери его дома открыты всегда. С юбилеем, Феофан Михайлович!
    
Галина Якубовская
Фото из архива Ф.М. Попкова

 

Категория: Важно знать | (01.09.2020)
Просмотров: 145 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]