Главная » Статьи » Важно знать

На службе народу

Недавно мы, бывшие «воины» советской и российской милиции, в очередной раз отметили День ветеранов внутренних дел.

Я не оговорилась, сказав, что мои коллеги того времени действительно были воинами. Они стояли на рубеже охраны общественного порядка, охраны социалистической собственности, занимались предупреждением преступности как среди взрослого населения, так и среди несовершеннолетних, активно оказывали помощь совхозам и колхозам в уборке урожая и заготовке кормов для нужд сельского хозяйства. Это были люди, которые стояли у истоков нашей рыбинской милиции, это люди, которые прошли дорогами войны. Многие из них имели ордена и медали за ратный труд на войне. Это были скромные, честные, трудолюбивые и порядочные люди.

Как-то в те времена не принято было говорить о военных эпизодах. И свои награды они надевали редко, разве что на День советской милиции и День Победы. Они как-то стеснялись рассказывать о своих военных годах, о своих подвигах. А в моем понятии, подвиг – это уже то, что они сражались за Родину, подвиг, что они не допустили, чтобы наш народ оказался под гнетом фашистов.

Но, к сожалению, время бежит неумолимо. Ушла эпоха, а вместе с ней мы утратили многое, что нам было дорого и значимо. Пришла перестройка, которая поделила нашу жизнь на то, что было, и то, что есть. Утрачено очень многое, чем мы гордились, что так любили. Мы все стали другими. Но память о людях, с которыми меня свела жизнь, работа, осталась в моем сердце и, думаю, в сердце моих коллег, работников внутренних дел, работников рыбинской милиции.

К одному из очередных дней российской милиции, мы с моей одноклассницей, а потом и коллегой Галиной Алексеевной Максимовой подготовили альбом о коллегах рыбинской милиции, в который поместили фото будней наших коллег прошлого столетия. Галина Алексеевна своим красивым почерком подписала, кто, где и когда это было. Мы надеялись, что он будет помещен в музей отдела и сохранит память о тех, кого уже с нами нет. Но, к сожалению, альбом утрачен. Это печально. Это наша история, а не знать свою историю – это плохо.

Приближается День ветеранов внутренних дел, а затем и День Победы. Вот и давайте постараемся все вместе вспомнить о тех людях, чей скромный труд не проходил бесследно.

В селе Рыбном долгое время был участковым инспектором Иван Григорьевич Никитенко. Жители села, наверное, помнят его как добросовестного и отзывчивого милиционера, всегда и в любое время готового прийти на помощь, когда бы это ни было, – днем или ночью. У него и служебный кабинет был в том же двухквартирном доме, по соседству с его квартирой. Обслуживал он весь рыбинский куст, то есть Рыбное, Татьяновка, Налобино, Глубоково, Новая, Переясловка. Зимой и летом в качестве транспортного средства за ним была закреплена лошадь, а потом мотоцикл.

Село Рыбное по оперативной ситуации было сложным населенным пунктом. Во-первых, через село проходил Московский тракт, хоть и транспорта было меньше, чем сейчас, но движение было постоянно. Во-вторых, это Рыбинский дом инвалидов, в котором было много инвалидов, бывших участников войны: кто потерял ноги, кто руки, кто зрение. Это была, наверное, одна из трудных категорий жителей его участка. Каждого было жаль по-своему, к каждому требовался особо бережный, индивидуальный подход, но закон есть закон. Были еще и студенты Рыбинского сельскохозяйственного техникума.

Но Ивану Григорьевичу было не занимать храбрости и упорства. Он прошел войну, где имел опыт встречи с противником. Он был не только хорошим мужем, отцом пятерых детей, но и верным «слугой» народу. Он умел и преступление раскрыть, и утихомирить разбушевавшихся инвалидов и студентов – одним словом, не применяя угроз и каких-либо средств защиты. Да и не было в то время никаких средств защиты. Закреплено было табельное оружие, но были очень строгие правила по его использованию. И не каждый рисковал его применять. У него был особый дар говорить с людьми убедительно, спокойно и по-доброму.

Я помню его как исполнительного, дисциплинированного и ответственного участкового уполномоченного. В любой ситуации он вел себя достойно. Наверное, за эти качества люди уважали и ценили его. Он как-то внешне даже походил на героя наших будней Анискина. Высокий, статный, вежливый, тактичный лейтенант милиции. Очень трепетно относился к форме: зимой в белом форменном полушубке, осенью и весной в синей шинели. И обязательно у него был через плечо планшет, память о военных буднях. Среди участковых уполномоченных он один носил лейтенантские погоны. А звание лейтенанта он получил на фронте.

У него была своеобразная интеллигентность, он всех называл по имени и отчеству. Очень уважительно и с достоинством относился к женщинам-коллегам, а было нас в то время в отделе меньше десяти человек. Сказать, что он был грозный, – нет, но почему-то я его побаивалась, стеснялась, а причина была в том, что он почему-то меня называл барышней. И как-то раз я набралась смелости и сказала, что я никакая не барышня, и зовут меня Света.

Работали мы с ним с трудными детьми. Теперь это даже и звучит смешно, что трудным подростком считался подросток, который курил, пропускал занятия в школе, нарушал школьную дисциплину, но и совершались порой мелкие кражи, устраивались мелкие потасовки. Но мы с ним работали, старались, чтобы и этого не было. Посещали семьи, беседовали с родителями, были частыми гостями в школе.

Знали каждого «трудного» подростка, знали, на что он способен, знали каждую неблагополучную семью. Зачастую уже по внешним чертам мы с ним сразу могли назвать и фамилию подростка. Был в Рыбном Коля Парфенов, он имел отклонения в психическом развитии, но был «большим другом» Ивана Григорьевича, очень любил форму. Иван Григорьевич подарил ему свою фуражку, а кто-то из работников ГАИ жезл. Он был очень горд этим и, как «кадровый» работник милиции, каждый день сопровождал Ивана Григорьевича на службе. Это говорит о том, что Иван Григорьевич был терпелив, мог найти язык со всеми, будь то взрослый или ребенок.

Иван Григорьевич знал всех жителей своего участка, знал, кто и чем занимается, знал, кто на что способен. Уважал всех односельчан, каждого по-своему ценил. Не дожидаясь выезда оперативной группы, мог и преступление раскрыть, выполнить первоначальные следственные действия, задержать преступника и доставить его в отдел.

Провожали его на заслуженный отдых всем отделом и, как сейчас помню, подарили ему ковер, в то время это был очень ценный подарок, если учесть, что на День милиции могли преподнести в качестве подарка простой будильник, но это было приятно.

Я помню всех коллег, которых сегодня уже нет, и очень жаль, что они, бывшие солдаты войны, многие из которых освобождали не только свою Родину, но и другие народы, не испытали той заботы и славы, которая пришлась на доживших до сегодняшнего времени. Каждый из них нес свою ношу достойно.

Отдел был небольшой: всего где-то около 70 человек, но территория обслуживания была большая. Строился Бородинский разрез, дорога Абакан – Тайшет, город Зеленогорск, развивались фабрики и заводы. И мои коллеги, такие как Терентий Лукич Филиппов, Юрий Сергеевич Бедностин, Василий Васильевич Тибин, Василий Васильевич Лысенко, Федор Илларионович Каунов, Дмитрий Егорович Золоторев, Василий Михайлович Чижмотря, Василий Васильевич Некрасов, Петр Федотович Цибизов, Адам Тимофеевич Сазанович, который был, кстати, участником первого Парада Победы, Михаил Петрович Ищенко, Иван Степанович Литвиненко и, конечно, наш начальник РОВД Георгий Евгеньевич Недорезов, делали все возможное, а порой и невозможное, чтобы раскрыть преступление, чтобы выполнить свой долг. И у них это получалось.

Это были интересные люди. Один только Ф.И. Каунов чего стоил! У него был свой сленг изъясняться с коллегами, преступниками и просто гражданами. Например, идя в камеру предварительного заключения, а затем в изолятор временного содержания, он говорил: пошел в «трюм», по пути встретился с «союзниками», это значит – встретился с пожарными, поговорил с урядником – это значит, с участковым уполномоченным. Товарищ поручик или подпоручик – это обращение к следователю, к которому было особое уважение.

А еще помню двух старших дежурных по отделу – Дмитрия Егоровича Золоторева и Василия Михайловича Чижмотря, у которых на форменном кителе всегда красовался орден Красной Звезды. Наверное, эта награда имела для них определенное значение, они дорожили ею, возможно, ордена напоминали им о трудных и значимых днях войны, и они были всегда при них.

И я горжусь и ценю то время, когда работала с такими людьми. Людьми, у которых можно было перенять опыт, которые могли научить столь непростой службе – службе служению народу.

Светлана КОМАРОВА, 
ветеран органов внутренних дел (АП)
 

Категория: Важно знать | (19.04.2021)
Просмотров: 186 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]