Главная » Статьи » Важно знать

О таких людях снято много фильмов

Это действительно было «время первых». Тех первых, кто пришли служить в милицию на места ветеранов, сражавшихся на полях Великой Отечественной 1941-1945 гг. Они приняли у героического поколения эстафету службы серьезно и с достоинством. Взяли на себя ответственность не только за охрану порядка. Они увеличили численность отдела милиции, улучшили его материальную базу, а в лихие девяностые смогли устоять перед бесчинством и безденежьем, отстаивая честь людей в форме.

Один их таких людей в межмуниципальном отделе МВД России «Бородинский» – Александр Ефимович Губанков. Больше, конечно, сотрудники бывшего Рыбинского районного ОВД.

Его предки приехали в Сибирь по Столыпинской реформе из средней полосы России. А уже самого себя он считает сибиряком, рыбинцем. Здесь родился, вырос, прожил большую часть жизни.

Родители у Александра Ефимовича никакого отношения к правоохранительным органам не имели. Отец, фронтовик, работал на кирпичном заводе инженером, мама – на слюдяной фабрике. Детство он вспоминает с удовольствием. Заозерный был маленьким пристанционным поселком, в котором слюдяная фабрика и кирпичный завод – самые крупные предприятия. Со слов отца Александра, пленные немцы заготавливали глину для кирпичного завода. А в поселке Урал трудились японцы, тоже пленные. Когда в 1952 году Китаю передали КВЖД, из Маньчжурии приехали в Советский Союз русские и китайцы, которые работали на КВЖД. Они, как вспоминает Александр, ввели новшество – выращивать красные помидоры. До них помидоры срывали зелеными, и они дозревали на подоконниках дома или солили зелеными. У мальчишек шла своя дворовая жизнь. Родители днями на работе. Однажды собрались и решили всей округой скинуться и купить настоящий кожаный футбольный мяч. Купили… Но что-то не повезло в первый же день: он попал под машину, и его раздавило. Казалось бы, обычный случай? Для сегодняшнего дня – да. А в то время в городе не так много было машин. И под одну из них мячу угораздило попасть.

Александр отучился семь классов и решил пойти работать. Слишком уж по-детски ему казалось садиться за школьную парту, носить пионерский галстук, искать по закоулкам железяки для сдачи металлолома. Ушел в вечернюю школу. Там были все взрослые, рабочие, серьезные люди. И это считалось даже престижнее. Преподавали несколько иначе, общались именно по-взрослому. А работать пошел на мебельную фабрику кочегаром. Там же вступил в комсомол. Чуть позже перешел на швейную фабрику учетчиком, потом нормировщиком.

Помимо работы и учебы на руках у Александра было три младшие сестренки, за которыми тоже нужен догляд. Им он и платья сам шил бывало, и покушать приготовить, и уроки проверить – все успевал. Родители – днями на производстве.

До 18 лет, до армии, так и работал на швейной фабрике. А служить отправили в Забайкалье. Три года отслужил в войсках связи Забайкальского округа. Пришел из армии в конце ноября 1969 года. Немного отдохнул дома, и вызвали в райком комсомола. Ну, подумал, вызывают, чтобы поставить на учет.

- Вот тебе направление. Пойдешь работать в милицию, - огорошили его в райкоме.

Молодой парень как-то не очень этой идеей проникся. Взял направление и отправился домой. Заозерный тогда быстро развивался. Много было рабочих мест, не хватало людей, многих приглашали на работу из деревень. На тот момент функционировали кирпичный завод, маслозавод, нефтебаза, хлебозавод, швейная фабрика. О том, чтобы связать свою жизнь с органами, Александр не задумывался. Но отцу о предложении рассказал. Тот был не против. Тем более что дед до войны работал милиционером в этой же милиции.

Думал до января. В один из дней приехал к ним прямо домой начальник милиции Георгий Евгеньевич Недорезов. Отец был дома. Они о чем-то поговорили, и начальник прямо при отце вдруг спрашивает Александра, почему тот не выходит на работу…

- Я как-то не думал, что направление – это уже и есть работа, - вспоминает ветеран МВД, - а Недорезов прямо так и говорит, что, мол, на гауптвахту в Красноярск отправлять придется, если не выйду. Понял, что придется идти.

29 января 1970 года первый рабочий день в милиции. Предложили на выбор несколько служб. Он выбрал отделение охраны. Приняли сразу старшим инспектором. И начальник от радости, что пришел кто-то грамотный, сразу отправился в отпуск.

Вот так и началась служба в милиции. В этом же году пошел в 11 класс, и в это же время направили на курсы молодого бойца. А к весне ему уже присвоили звание младшего лейтенанта. На тот момент в отделе милиции работали 49 человек.

Приходилось не только работать по своей основной работе но и дважды в месяц дежурить помощником дежурного по райотделу, выезжать на вызова и происшествия, заниматься с трудными подростками, которых закрепляли за каждым сотрудником, проверять паспортный режим, конвоировать арестованных из Саянского РОВД до Рыбинского РОВД, конвоировать арестованных в “Столыпинский” вагон, участвовать в опергруппах по раскрытию преступлений, засадах и многое другое. Кроме этого, трижды в неделю ночью нужно было проверять посты охраны в Заозерном, на Ирше и Урале, в Бородино и на ст. Громадская. Но главной задачей была охрана объектов. В то время в Заозерном каждое предприятие, каждая организация, каждый ларек охранялся вневедомственной охраной. Кроме этого, были еще две военизированные команды. Одна охраняла склады взрывчатки и водобаки в Бородино другая склады взрывчатки на ст. Громадская. В восьмидесятых ввели пешую ночную милицию. Сначала отделение затем взвод. Штат райотдела милиции вырос за 100 человек.

- Из средств передвижения в дежурной части была лошадь, зимой к которой полагались сани. И ГАЗ-51, - рассказывает он, - на лошади ездили и на вызовы, и на происшествия. У всех участковых были лошади с кавалерийскими седлами. А в охране у бригадиров были велосипеды, а для проверки постов автомашина ГАЗ-51. В дежурной части была деревянная дверь, которая на ночь закрывалась только на крючок изнутри. Все в городе друг друга знали. Зачастую участковые отправляли нарушителей с протоколом об административном нарушении самостоятельно к дежурному по РОВД.

Когда у каждого магазина была сторожка и находился сторож, да еще с ружьем, желания украсть как-то проходило. Но когда в восьмидесятых установили первый пульт, сторожей сократили, вот тут-то и стали случаться попытки совершить кражу. В основном это были местные.

Хотя бывали и «гастролеры». Однажды вышел на станции из поезда молодчик, увидел товар в освещенной витрине универмага. Стеклорезом окно вырезал, а понять, что двери витрины под сигнализацией, видать, ума не хватило. И он пошел шарить по этажам.

Выехала группа задержания, блокировала магазин, вызвали продавца и меня. Обошли весь магазин, найти его не можем. Пустили служебную собаку (собаки были в каждой группе задержания), она нашла быстро. Прятался в штабеле матрасов, на самом верху. Ехал парень с Востока и хвостов-краж на станциях очень много оказалось. Его сразу забрали в Красноярск.

Старшим инспектором охраны Александр Ефимович проработал шесть лет.

В1976 году Александр Губанков стал начальником вневедомственной охраны в Заозерном. Как раз шла подготовка к установке первого пульта, прокладывали кабели, ремонтировали здание, строили гаражи, котельную, вольеры для служебных собак. На все работы нужны были проектные документы, и только в этом случае тебе будут централизованно выделены материалы для строительства. Все подключения кабелей нужно было согласовывать с узлом связи. Все это отнимало очень много времени. Появились новые должности: дежурный пульта, начальник пульта – офицерская должность, инженер пульта. С точки зрения сегодняшнего дня все это выглядит допотопным… Но тогда это была наисовременнейшая техника. Для ее установки требовались инженеры. Совсем другой уровень подготовки электромонтеров. Вместе с этим происходило сокращение сторожевой охраны. На объектах появились новые приборы сигнализация. Новое охранное оборудование поступало из края постоянно. Много нужно было изучать, вникать в мельчайшие подробности.

В 1975 году Александр окончил Новосибирскую среднюю специальную школу милиции. В 1983 году поступил в Омскую высшую школу, так как надо было повышать уровень образования. В 1986 году перешел в отдел милиции начальником кабинета профилактики. Это была должность в вытрезвителе при Рыбинском РОВД. Работа заключалась в профилактике пьянства на работе и в быту. Работа в коллективах на предприятиях, в совхозах и колхозах. Это была линия партии, и ее нужно было проводить. Через год стал старшим инспектором по руководству участковых инспекторов, через два года, в 1987 – начальник отделения участковых, 1989 – начальник отделения профилактики, он как раз окончил высшую школу, уже был майором. Приходилось много времени отдавать общественной работе. До сентября 1991 года был секретарем парторганизации Рыбинского РОВД, членом контрольной комиссии Рыбинского райкома партии, избирался депутатом городского Совета.

И тут началось новое время… Александр Губанков на тот момент уже заместитель начальника Рыбинского РОВД, начальник милиции общественной безопасности, подполковник, в ответе почти за все службы райотдела…. А год на улице 1991. В сентябре закрыли райком. Никому ничего не стало нужным. Чтобы здание совсем не порушили, поступила команда взять его хоть под временную охрану.

- Зашли в здание, все кругом валяется, документы на полу, - вспоминает Александр Ефимович. – Я нашел свою учетную карточку члена КПСС, забрал. Забрал и карточки тех, кого знал. Все было брошенное…

Автотранспорт райотдела на то время был сильно изношен, и начальник отдела Николай Николаевич Соломатов поручил найти вариант обмена райкомовского «Ниссан» который находился в гараже РОВД на транспорт, который можно использовать для работы. Он был обменен в Рыбинском райпотребсоюзе на пять новых жигулей для отдела. Время было лихое, тяжелое. Не было денег ни на конверты для почты, ни на бумагу, ни даже на ручки, ни на зарплату. Денег не было вообще. Хорошо, еще как-то помогали городской и районный исполкомы. Но преступность удавалось при этом удерживать. Разгула не допустили.

Александр Ефимович никогда не жалел о том, что так сложилась судьба. Что большую часть своей жизни он отдал службе в милиции. Рассуждал так, что раз уж впрягся в эту телегу, надо везти.

В1995 году он ушел на пенсию по выслуге с должности начальника милиции общественной безопасности, заместителя начальника милиции, в звании подполковника. Всего-то было 45 лет. Из них 25 в органах. Хотел действительно побыть дома. Устал. За время работы семью ведь почти не видел. И действительно, 11 месяцев пробыл дома. А в январе 1996 года попросили помочь с реорганизацией охраны в Юго-восточных сетях. Думал, за полгода разобраться в этом вопросе, однако новые обстоятельства отодвинули эти полгода аж на 14 лет. Вопрос об организации надежной охраны объектов ЮВЭС с одновременной установкой новейшей системой централизованной системой охраны был решен в течение трех-четырех лет. Но появилась новая проблема - кражи цветного и черного металла. Снимались целые линии электропередачи, трансформаторные подстанции.

Преступников не останавливало даже то, что были случаи, когда попадали под напряжение и гибли. И эту проблему нужно было решать совместно с РОВД всех шести районов обслуживания. В результате проработал 14 лет. Сначала начальником сторожевой охраны, потом военизированной, потом начальник штаба ГО и ЧС. Заместителем директора ЮВЭС по безопасности. Дальше нагрузили секретной и мобилизационной работой. Всех должностей не перечислить… А это опять взаимодействие с ГО и ЧС, военкоматами всех шести районов с ФСБ, ведение документации, проведение учебных тренировок.

Рассказывая об Александре Ефимовиче, нельзя не отметить, что его семья всегда была надежным тылом. Жена Людмила Андреевна, хоть и работала медсестрой, все успевала делать дома.

- Он – идеальный человек, - говорит она о муже. – Добрый, кристально честный. Дома многое на нем. Раньше на мне было, а теперь все, совершенно все на нем! И даже дом-то он сам перестроил.

Людмила Андреевна вспоминает, что Александр всегда был идеально одет. Не в смысле роскоши. А в смысле чистоты, аккуратности, вкуса. Сапоги начищал до такого блеска, что дети, которых он водил в садик вместе со своими сыновьями, до сих пор помнят, что в них можно было смотреться, почти как в зеркало.

Двое сыновей Александра и Людмилы уже взрослые, у них свои дети. Александр служил в спецназе ВВ МВД в горячие 1989-1991 г. в Степанокерте, хотя был зачислен в Кремлевский полк. Евгений пошел по стопам отца. Сейчас уже подполковник в отставке.

О таких людях, как Александр Ефимович Губанков, снято много фильмов… Это именно они несут службу честно и скромно. Увидев их на экране, обычно говорят: «Это кино. В жизни таких не бывает». Но вот в нашем объединенном отделе такой точно есть. Можете спросить у любого сотрудника.

 

Оксана Серенкова, пресс-служба МО МВД России «Бородинский»

Категория: Важно знать | (08.11.2019)
Просмотров: 139 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]