Главная » Статьи » Авторские статьи

Очень личное

Я ОТКРЫЛА ГЛАЗА. День мягкой кошачьей поступью медленно прокрадывался в дом, заполняя сантиметр за сантиметром моё уютное, большое жилище солнечными бликами. Я считала солнечных зайчиков, прыгающих с зеркала на шторы-портьеры, на потолок, щурилась от солнечного света, ослепляющего меня сквозь тонкую капроновую ткань, прикрывала ладонью глаза и вспоминала сон, который всколыхнул во мне волну надежды во что-то определённо очень хорошее. Хо-ро-шее. Нет, ну, какое же может быть хорошее после трагической гибели сына? Это самое «хорошее» сродни пепелищу на месте Эдема. Но с лёгкостью вспоминая сон, я вновь и вновь проговаривала слова, сказанные откуда-то из небытия: «Мама, девчонки эти такие смешные, голубоглазые и светловолосые, найди их, они нужны вам с папой, очень нужны». Я села на краю кровати и повторила вслух: «Они очень вам нужны». И вдруг поток солнечного света, такого яркого и ослепительного, ворвался с новой силой и мощью, окуная меня в мир реальности, словно возжигая во мне новую волну жизненной энергии.
За завтраком я не знала, как сказать супругу о том, что во сне я видела нечто такое, что, возможно, даст нам веру и надежду, даст возможность поднять глаза и взглянуть на мир совсем иначе и, что вероятно, утешит израненную душу и успокоит утомившееся от страданий сердце. Володя молча и озлобленно запихивал в себя очередной кусок хлеба с колбасой, и когда я заговорила на тему мистическую, укрепляя свою веру и пытаясь убедить его в реальности произошедшего, он стал рассматривать меня с нескрываемым любопытством, вероятно, сомневаясь в моей нормальности. А я, запинаясь, рассказывала о сне, несколько раз повторяя услышанные подсознанием слова, изначально запавшие мне в душу. Володя прекратил жевать, отставляя в сторону стакан с остывшим кофе, и выдавил из себя молчаливое согласие, что, впрочем, мне и нужно было, мне этого полусогласия вполне хватило, и я начала поиски.
Целый год я объезжала детские дома, обзванивала приюты по нескольку раз на неделе и порядком надоела всем. Я искала белокурых и голубоглазых, но судьба вновь и вновь отворачивалась от меня. И, в конце концов, устав от разочарований, я уже подумывала отказаться от поисков, потеряв всякую надежду.

НО ТОТ ДЕНЬ я запомнила навсегда. За окном шёл снег, белые хлопья выписывали незамысловатые «па», кружась в медленном танце, я даже старалась намурлыкивать мелодию в такт кружившимся снежинкам. Они вальсировали и падали на землю обречённые. Я любовалась этим необычайным танцем и сразу не расслышала звонок телефона, да и, расслышав, не особо торопилась начать разговор с тем, кто решил нарушить мою грусть.
– Светлана Николаевна, девочек привезли в Ивановский приют. Ну, куколки да и только, у старшенькой, правда, с ручкой проблемы.
Там, далеко, вдруг замолчали. Я поняла, что это из опеки, и истошно закричала в трубку:
– Цвет волос и глаз?
Елена Юрьевна с удивлением в голосе ответила:
– Да светленькие, такие белокурые и голубоглазые, чисто Барби.
Они это, они, сердце неистово застучало, на лбу выступили капельки холодного пота, руки затряслись, я выдохнула из себя:
– Елена Юрьевна, это мои, я даже смотреть не поеду, я сразу поеду их забирать.
Я даже не стала переспрашивать, что там с ручкой, какие проблемы. Мне тогда было всё равно, ведь я целый год искала их, белокурых и голубоглазых, и что-то мне подсказывало, что это то самое чудо, которое так нужно нам с Володей.

Светлана Лещук

Полную версию можно прочитать в газете "Голос времени"

 

Категория: Авторские статьи | (02.12.2017)
Просмотров: 106 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]