Главная » Статьи » Важно знать

В борьбе с врагом «в короне»

Ежедневно мы следим за сводками случаев заболеваемости COVID-19, вызываемых новой коронавирусной инфекцией. К сожалению, и Рыбинский район эта напасть не обошла стороной.

На сегодняшний день главными в борьбе с «коронованным» врагом стали врачи. Некоторые из них вынуждены жить на рабочем месте, носить неудобные защитные костюмы и ежедневно, рискуя своим здоровьем, смотреть в глаза опасности. Среди таких медиков оказался и наш земляк Артур МИЛЛЕР, сотрудник отделения анестезиологии и реанимации Красноярской краевой клинической больницы. Он с коллегами борется за людские жизни в обсервационно-распределительном отделении для пациентов с неуточненным диагнозом, организованном на базе краевой больницы. Нам удалось задать ему несколько вопросов.

Артур Миллер. Родился в городе Бородино. Там же окончил школу, после чего поступил в Красноярский медицинский институт. В 2011 окончил ординатуру по направлению «анестезиология и реанимация». До 2018 года работал в перинатальном центре. Затем перешел на постоянную работу в краевую больницу в отделение анестезиологии и реанимации, специализирующееся на трансплантологии – пересадке органов.

Расскажите, как осуществлялся отбор медицинских работников, которые пошли на работу с пациентами, зараженными новой коронавирусной инфекцией?

Особого отбора не было. Заведующий просто спросил, согласны ли мы. Тех, кто был бы против, не нашлось.
Наше отделение почти полным составом заселилось в легочный корпус краевой больницы. Из нашего отделения осталось трое людей, которые ходят на работу в обычном режиме и выполняют свои прежние функции. Плановые операции сейчас отменены, поэтому они работают на экстренных.

Каким образом выстроена Ваша работа?

В самом начале был разработан план, по которому легочный корпус краевой больницы стал сортировочным пунктом, куда привозят пациентов с пневмонией. Далеко не все пациенты с подтвержденным диагнозом Covid-19 нуждаются в лечении в условиях реанимации. Большая часть таких пациентов госпитализируется в терапевтические отделения легочного корпуса, где и получают необходимую терапию. Если состояние пациента тяжёлое и он нуждается в интенсивной терапии, его направляют в другую реанимацию – в главный корпус краевой больницы. А мы выступаем в роли специалистов, которые ведут первичный прием и сортировку пациентов.
Мы должны принять пациента в приемном покое. Встретить скорую помощь и, если пациент «тяжёлый», произвести все необходимые манипуляции: заинтубировать трахею, перевести на аппарат искусственной вентиляции легких, установить центральный венозный катетер. А также провести необходимые обследования: УЗИ, эхо сердца, обязательно – компьютерную томографию легких, потому что она является «золотым стандартом» диагностики коронавируса, помимо мазков. После этого мы транспортируем пациента в отделение профильной реанимации, где он будет проходить лечение. В нашем отделении пациенты не лежат. Мы принимаем их и готовим к транспортировке в профильное отделение.

Как проходит смена?

В восемь часов реаниматолог и анестезиолог заступают на смену. Анестезиолог встречает пациента, проводит все манипуляции. Нужно сопроводить пациента до компьютерного томографа, он находится в другом корпусе. И если у пациента наблюдается картина, характерная для коронавируса, тогда его транспортируют в профильную реанимацию. Надо понимать, что реаниматолога приглашают на осмотр только «тяжёлых» пациентов, а их не более 10-20% от общего числа поступающих с коронавирусом. Поэтому все пациенты, с которыми я работаю, – «тяжёлые». Но большинство пациентов – средней степени тяжести и госпитализируются в терапевтические отделения в обычном, спокойном режиме, так же, как люди ложатся в больницу с гипертонической болезнью или с обострением панкреатита, например. Разница только в принимаемых мерах санитарно-эпидемического режима.
Бывают такие ситуации, когда из приемного отделения не получается сразу направить человека в профильную реанимацию, и он какое-то время может находиться у нас. Все это время им занимается реаниматолог. Через каждые восемь часов медики меняются: на смену выходит новый реаниматолог и новый анестезиолог. Таким образом обеспечивается круглосуточное дежурство реанимационной службы.

Налажена ли какая-то система по перенятию опыта борьбы с коронавирусом с докторами из других стран, где заболеваемость пошла на спад? Вам лично выпадала возможность общаться с зарубежными коллегами по этому вопросу? Что они говорят?

Лично никто с зарубежными коллегами не общается, потому что в этом нет никакой необходимости. Представьте, если какой-нибудь реаниматолог из Испании или Китая будет общаться со своими зарубежными
коллегами, у которых возникло такое желание? У него просто не останется времени, чтобы выполнять свои рабочие обязанности.
Еще до того, как в нашей стране были выявлены первые случаи заболевания коронавирусом, уже были созданы международные рекомендации ведения пациента с этим заболеванием. Поэтому сейчас в России подход к пациентам с COVID-19 такой же, как, к примеру, в Испании, в Китае или США, по одним и тем же методикам, критериям и принципам лечения.

Как обстоят дела со средствами защиты для врачей? Что представляет собой защитный костюм и как в нем работается?

Существуют костюмы разных типов, и работается в них соответственно по-разному. Самый надежный – костюм, применяющийся в химической промышленности. Он представляет собой комбинезон с капюшоном и встроенными бахилами. Его надевают прямо на обувь. Под капюшон надеваются специальные прорезиненные очки, которые герметично прилегают к лицу, респиратор. На руки – две пары перчаток.
Существует общепринятый порядок, в соответствии с которым медперсонал надевает компоненты этих средств индивидуальной защиты и снимает их. Все это проводится в специально отведенном месте – санпропускнике, где работает отдельный штат людей, который следит, чтобы медики правильно оделись. Эти же люди помогают правильно раздеться, потому что самому «выйти» из спецкостюма довольно сложно.
Работается в них тяжело, особенно сейчас, когда на улице установилась летняя температура. Эти костюмы не «дышат», не пропускают пар. Поэтому в нем человек через полчаса весь мокрый. Через четыре – шесть часов крайне неприятно работать, потеют очки, средства от запотевания не помогают. Даже просто сидеть полчаса на стуле очень сложно.

Вы видели, что происходит с человеком, зараженным коронавирусом? Расскажите, как это.

По большому счету принципиального отличия от другой пневмонии нет. Пациенты с пневмонией, вызванной обычным гриппом или птичьим гриппом или даже с бактериальной пневмонией, клинически выглядят одинаково. Человек испытывает затруднение дыхания, ощущает нехватку воздуха, появляется одышка, у него снижается уровень насыщения крови кислородом, повышается температура тела. В этом смысле коронавирус не отличается от любой другой пневмонии.

Вы не боитесь заразиться?

Боюсь. Все в той или иной степени боятся. С другой стороны, мы, медики, постоянно имеем дело с ВИЧ-инфекцией, гепатитом и туберкулезом. Это элемент нашей работы. И как я, находясь в операционной, могу заразиться гепатитом, но принимаю меры по защите себя от инфицирования, точно так же действую и сейчас. Просто контагиозность у этого вируса больше и передается он не только через кровь, но и воздушно-пылевым, воздушно-капельным путем. Поэтому некая тревожность присутствует, да.

Что бы Вы сказали людям, которые откровенно игнорируют требования оставаться дома, агрессивно отстаивают свою точку зрения на этот счет в соцсетях?

90 процентов людей совершенно не компетентны в медицинских вопросах. Иногда эта безграмотность просто шокирует, складывается ощущение, что у некоторых людей не было в школах уроков биологии. И вообще у многих отсутствуют примитивные представления о том, как работает организм человека, что такое вирус, что такое бактерия. Это всегда меня удивляло. Например, все прекрасно знают, что Солнце – это центр Солнечной системы и планеты вращаются вокруг него, знают, что дважды два – четыре. Но для большинства вирусная пневмония до сих пор лечится антибиотиками. И в очередной раз люди своим таким поведением доказывают вопиющее невежество в этих вопросах, и особо сказать здесь нечего.
Допустим, ломается машина, и человек приезжает ремонтировать ее в автосервис. Ему автослесарь говорит, что нужно поменять некую деталь. Я ни разу в жизни не видел, чтобы с ним кто-то спорил. Почему-то в медицине это не работает, все считают себя врачами, думают, что они умнее.
Тем, кто уверен, что сейчас меры по самоизоляции излишни и ратует за то, чтобы их отменили, могу сказать только – я буду очень рад, если вы окажетесь правы и мы «дуем на молоко», и мы с вами не встретимся на больничной койке. Но я бы на вашем месте
строго соблюдал рекомендации врачей. Поверьте, они меньше всех заинтересованы в росте заболеваемости.

Можете ли успокоить тех, кто паникует и верит самым печальным прогнозам?

Паниковать в любом случае не надо. Если хотите, чтобы все было хорошо, нужно готовиться к худшему – это принцип, по которому всегда работают анестезиологи. Когда анестезиолог перед операцией готов к худшему сценарию, тогда все проходит под контролем и заканчивается хорошо. Здесь такая же ситуация. Я не знаю, какой будет сценарий, но нужно вести себя так, как будто все будет плохо. И если вдруг плохо не будет, – отлично, значит пронесло, а если плохо всё-таки будет, – ты был готов.

Как Вы считаете, удастся ли нашему краю и стране в целом обойтись «малой кровью» при этой пандемии?

«Малая кровь» – относительное понятие. Лично меня гораздо больше напрягают экономические последствия этой пандемии, ведь сколько людей сейчас осталось без работы, бизнес терпит убытки. Меня, например, интересует, что будет с моим отпуском, который должен был скоро начаться – выплатят ли за него компенсацию или перенесут, если перенесут, то как мы будем работать, ведь все после карантина захотят пойти в отпуск. А кому-то придется трудиться без отдыха. И у каждого человека в стране сейчас свои те или иные вопросы, проблемы, которые надо решать, и пока непонятно, как. Я уже не считаю это «малой кровью». Эти последствия уже ударили по стране.
С другой стороны, человечество за свою историю прошло через множество пандемий. Люди даже пережили чуму, не имея антибиотиков. Вопрос, конечно, в том, каковы будут потери. Но рано или поздно это закончится.

Что пожелаете землякам?

Мойте руки чаще, носите маски, избегайте прямых контактов, не подходите к людям ближе полутора метров. А если подошли, старайтесь закончить контакт до пяти – десяти минут. Слушайте и выполняйте рекомендации врачей, пожалуйста. Это единственное, что могу пожелать землякам.

А мы вам желаем: держитесь! Верим в нашу медицину и в то, что все это когда-нибудь закончится.Беседу вела

Екатерина МАТВЕЕВА
 

Категория: Важно знать | (07.05.2020)
Просмотров: 570 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]