Главная » Статьи » Важно знать

Вот и встретились, дед!

В первой половине августа делегация Рыбинского района совершила экспедицию «Горсть Памяти» в Ржев, где открыт величественный мемориал советскому солдату в честь 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. В её состав вошли юнармейцы во главе с руководителем местного штаба В.А. Колупаевым, члены поискового отряда «Память» Зеленогорска, глава Большеключинского сельсовета Т.В. Штоль, руководитель ООО «Сфера и К» С.Н. Барабан, выступивший спонсором поездки. Основной миссией делегации была передача земли с мемориалов памяти павших воинов Рыбинского района на братские могилы погибших земляков, а также взятие земли с этих могил. За те несколько дней, что рыбинцы провели на тверской земле, они многое увидели и услышали, «погрузились» в события семидесятисемилетней давности, прочувствовали реальную цену Великой Победы.
Для двух участников поездка стала судьбоносной – они нашли захоронения своих дедов.

 

Рядовой Долины смерти


В 2019 году Виктору Алексеевичу Колупаеву в одной из соцсетей неожиданно пришла информация из донесения о безвозвратных потерях в годы Великой Отечественной войны. Поисковик из Златоуста Челябинской области Владимир Батурин спрашивал, не его ли это родственник. «Да ну», – было первой реакцией Виктора. В его семье не говорили об участии старшего поколения в Великой Отечественной войне. Но, тем не менее, информация бывшего военнослужащего, участника боевых действий заинтересовала: то, что Виктор знал о деде по отцовской линии, сходилось. Тут он уже почувствовал волнение: хотелось, чтобы это на самом деле был его дед. Он стал углубляться в данные. Никифор Андреевич Колупаев был призван на фронт в июле 1941 года (через полгода родился Алексей, отец Виктора) из Новосибирской области, где в то время проживала семья. Окончательно внук утвердился в родстве, просмотрев данные других однофамильцев-сибиряков. С именем Никифор из области был призван только один человек – всё сошлось.
В документе была информация, что красноармеец Никифор Андреевич Колупаев воевал в составе семьдесят пятой стрелковой добровольческой бригады, пропал без вести 25 марта 1943 года.
Виктор стал изучать хронику военных событий: «В ноябре 1942 года ход Великой Отечественной изменился — Красная армия начала своё блестящее наступление под Сталинградом, операцию "Уран". Однако на тот же самый ноябрь планировалось ещё одно грандиозное наступление, получившее название "Марс", — против Ржевского выступа. Немцы перебросили навстречу наступающим войскам такое количество танковых дивизий из глубины обороны, что его хватило бы не на одинокий мехкорпус, а и на армию русских. В начале декабря у Белого разразилось двойное сражение: русские штурмовали сам город, расположенный в 100 км от Ржева, и одновременно отбивались от накапливающихся перед фронтом немецких танков.
25 ноября 1942 года 75-я стрелковая бригада перешла в наступление южнее города Белый. 6 марта 1943 года вместе с другими частями 6-го сибирского добровольческого стрелкового корпуса начала бой, главной задачей которого было освобождение города от оккупантов. Противник упорно сопротивлялся. Но ничто не могло сломить наступательный порыв сибиряков-добровольцев. 10 марта город Белый был полностью очищен от немцев. По некоторым оценкам, потери бригады в операции составили 80–90 процентов личного состава».


Вопросов у Виктора оставалось ещё немало. На многие он получил ответы на тверской земле. Во-первых, почему известно «место выбытия» бойца, а считается он пропавшим без вести. В музее Ржева объяснили, что после окончания боя велось «подведение итогов» – командир опрашивал оставшихся в живых, кто был свидетелем гибели товарищей. Если два человека подтверждали, что видели, как его убило, то делали пометку: «погиб смертью храбрых». Если не было очевидцев – писали: «пропал без вести». И таких, к сожалению, было большинство.
Почему были такие большие потери? Оказывается, зимой 1942/43 года стояли морозы ниже 40 градусов. А земля на месте боёв – сплошная глина. В мороз, напитанная осенней влагой, она стала прочнее бетона, выдолбить окоп было практически невозможно. Поэтому, когда советские войска шли в атаку, то под пулемётными очередями неприятеля трое бойцов падали и становились своеобразным окопом для четвёртого. Это место в войну получило название Долина смерти, так его называют до сих пор. Уцелевшие от войны местные жители рассказали такой случай. Весной, когда сошёл снег, одно место всё белело и белело. Оказалось, это лежали на поверхности погибшие в белых маскхалатах.
Виктор с сыном (в экспедиции участвовал его сын Михаил) побывали на общем захоронении воинов-сибиряков в деревне Плоское Бельского района. (Там покоятся останки защитников города Белый). На одной из гранитных плит были выбиты две фамилии «Колупаев», но инициалы не совпадали. «Список из года в год расширяется», – успокоили местные поисковики.
«Теперь я точно знаю, что мой дед геройски сражался и погиб», – говорит Виктор Алексеевич. Он планирует обратиться в военкомат г. Нелидово для подтверждения факта. На основании этого местные власти Бельского района примут решение о внесении Никифора Андреевича Колупаева в список защитников Родины мемориала в Плоское.
Виктор Алексеевич с Михаилом набрали мешочек земли, обагрённой кровью деда. Её они подсыпали на могилки родственников, покоящихся на местном кладбище. Планируют отвести и на захоронения в Новосибирской области и этим самым символически вернуть деда на родину.
Самое важное для Виктора Алексеевича и Михаила, что отныне они могут гордиться своим предком, сверять с ним свои дела и поступки.

 

Татьяну встречали аисты


В отличие от Виктора Алексеевича Татьяна Владимировна Штоль многие годы искала сведения о своём деде по линии отца, Николае Егоровиче Иванове. Он ушёл на фронт из Больших Ключей в самом начале войны первым призывом. В сорок третьем году бабушка получила похоронку.
Судьбой деда Татьяна Владимировна начала интересоваться в начале двухтысячных годов, когда её дочь Надежда, школьница, решила писать исследовательскую работу. Татьяна Владимировна вдруг сделала «открытие» – пока было живо старшее поколение, мало рассказывало о войне. «Было тяжело», – только и помнила она общую фразу. Поиски результатов не дали: камалинский архив, где формировались эшелоны, сгорел, другие официальные источники, куда она делала запросы, информации не имели. Даже не удалось узнать точное место захоронения.
В тот день, когда группа юнармейцев с С.Н. Барабан приехала в Большие Ключи для выемки земли с большеключинского памятника, Татьяна Владимировна планировала поездку в соседний район. Она уже была на пути к машине, когда подъехал Сергей Николаевич и пригласил принять участие в мероприятии. Немного поколебавшись, глава сельсовета согласилась. У памятника Татьяна Владимировна поделилась своей историей, и Сергей Николаевич, недолго думая, предложил ей присоединиться к экспедиции. У главы были сомнения: много дел, как всегда, поджимают сроки, но очень хотелось хотя бы пройти по той земле, которую защищал дед, так почтить его память. Она приняла приглашение.
Когда наша делегация прилетела в Ржев, в гостинице находилась руководитель поисковой группы «Память» из соседнего Зеленогорска Лидия Артёмовна Коршунова. Она много лет занимается с ребятами поисковой работой именно в Тверской области, так как здесь воевали сибиряки. С первого дня боев рядом с 75-й добровольческой бригадой омичей сражалась 78-я добровольческая стрелковая бригада красноярцев.
Лидия Артёмовна пообещала Татьяне Владимировне поискать сведения об её деде. Каково же было удивление главы, когда утром она услышала результат: «Помогай!». За ночь удалось выбрать шестерых Ивановых, призванных Рыбинским РВК Красноярского края. Выбор пал на одного. Оказывается, в информацию вкралась неточность: вместо Егорович стояло отчество Викторович. Но в том, что это её дед, не было сомнения, так как указывалось, что призван из Больших Ключей, остались жена и трое детей. Под данные подходил только дед Николай.


За многие годы поисков Лидии Артёмовне приходилось сталкиваться с подобными ситуациями. Они объясняются просто: на фронте никто не называл друг друга по отчеству. Когда необходимо было внести его в документ, спрашивали товарищей, кто знает. Порой руководствовались ответом: «Кажется…».
Местом гибели был указан Бельский район урочище Соловьи и дата – 5.03.1943. Как раз в этот день предстояло посетить именно мемориалы Бельского района. Поиск продолжился в администрации г. Белый. Урочище Соловьи не значилось даже на старых картах. Поэтому, стали просто проверять все списки подряд. Какова же была радость, когда девушка за компьютером буквально закричала: «Есть! Похоронен в санитарном захоронении деревни Чичаты!»
Это как раз бывшая территория Смоленской области, как сообщалось в похоронке. Она находится в 130 километрах от Ржева. Наша делегация побывала на этом мемориале. Среди фамилий Иванов Татьяна Владимировна быстро нашла нужные инициалы. И верилось, и не верилось, что это всё-таки случилось: внучка «встретилась» с дедом, которого, пусть не знала воочию, но в ней течёт, в том числе, и его кровь.
Татьяна Владимировна обратила внимание, что, когда ехали на мемориал, вдоль дороги стояли аисты. Лидия Артёмовна заметила, что такое бывает очень редко, и сказала: «Это они тебя встречают». Как знать, может, это действительно знак? В нашем представлении птицы ассоциируются с чем-то светлым, добрым, благородным. Таково было и событие, значимость которого трудно переоценить.

 

Бесконечны павших списки


«В Сибири не было войны, но бесконечны павших списки», – заметил поэт-фронтовик Иван Краснов.
Ржевская земля до сих пор изранена. До сегодняшнего дня до того, как начать осваивать новую площадь под сельскохозяйственные нужды, по ней проходят сапёры с миноискателями. Многие поля стоят, заросшие травой, потому что люди боятся их трогать: слишком много в них человеческих костей.
Список фамилий на мемориальных досках почти на каждом захоронении достигает 12–13 тысяч. «Жутко становится при виде этого бесконечного ряда», – делится своими впечатлениями Татьяна Владимировна Штоль.


Педагог-историк Лидия Артёмовна Коршунова констатирует: «За всю историю войны такого большого количества похоронок не приходило, как из-под Ржева… Ржевская битва была огромной по масштабам, продолжительности, количеству задействованных сил и техники. Советские бойцы оказались на самом опасном тогда направлении… Трагична судьба 365-го красноярского полка: в начале августа 1941-го полк оказался на ржевском направлении, но вскоре был переброшен под Смоленск, куда рвались немцы. Поскольку переброска проходила открытым способом, фашисты с воздуха всё видели, и весь полк практически был быстро уничтожен. Их не успели даже переписать… В память о тех трагических событиях на 171-м километре Смоленского шоссе сегодня находится скромный памятник, который был установлен комсомольцами Красноярска».
Зеленогорский поисковый отряд «Память» существует уже более десяти лет. За плечами ребят шесть установленных авиакатастроф по трассе «Аляска – Сибирь», два поднятых и установленных экипажа. У всех найдены родственники. Восемь Вахт Памяти в Ржевский район, республику Карелия. Более 100 поднятых и перезахороненных бойцов и командиров РККА. Отряд ежегодно работает по поиску и установлению судеб участников Великой Отечественной войны.


Пять лет назад работа отряда была отмечена благодарственным письмом и памятной медалью президента РФ В.В.Путина.
И сегодня ребята работают по восстановлению имен не вернувшихся с войны жителей Рыбинского района. Составляют списки призыва по каждому населенному пункту. Ими установлено: из Заозёрного на Калининский фронт ушел 31 человек, из Высотино и Усовки – по двое, из Гмирянки – пятеро, из Лебедёвки – один, из Малой Камалы – семеро, со станции Саянская один житель. И это далеко не полный список.
Обратиться в отряд может любой человек. Поисковики работают на базе школы № 163 Зеленогорска.
Наверняка, ещё не один раз прозвучат заветные слова: «Здравствуй, дед!»


Галина ТЕРЕХОВА
Фото участников экспедиции

 

Категория: Важно знать | (15.10.2020)
Просмотров: 481 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]