Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
24 октября, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
24 октября, вс

10. Дневник женщины, которая борется за счастье

29 января 2017
1

18 августа. Сегодня проводили Валечку. Стало грустно-грустно. Я реву, как белуга. Понимаю, что ее отъезд – хороший поворот в жизни, что она, отучившись, приедет, будет навещать нас в каникулы. Мы останемся навсегда добрыми подругами. Но тоска тянет сердце, вытягивает его в нитку, и я не могу радоваться очевидным вещам.
Олечка ходит в детский сад – он находится во дворе нашего дома. Проблем нет с ней. Я по-прежнему удивляюсь чуду ее появления, люблю ее безмерно. И мечтаю еще о малыше. Сейчас можно. Степа хочет прибавления.
Он вернулся в субботу утром. На рассвете раздался телефонный звонок. Я подняла трубку, но никто на мое «алло» не ответил. Я сразу догадалась, что это он так проверяет, дома ли я. Оля и Женечка были со мной. И вот он – на пороге: загорелый, голос с хрипотцой... Было все: и узнавание, и новизна, и упрятанные на время чувства, и их яркие проявления.


20 октября. Говорят, трудно писать о счастье. А я сегодня положила на бумагу то, что терзает сердце уже четыре дня. Была суббота. Я еще спала, когда в спальню пришла Люба с Максимкой на руках. У него был перекошен ротик.
Степа вихрем полетел «поймать» машину, чтобы довезти Любу с сынишкой в больницу. Я дрожащими руками набирала 03. Увезли их на попутке. Максим не брал в ротик грудь, он не владел собой. Я быстро собралась и пошла в больницу. там за полдня перебывали врачи всех специальностей. В три часа Максимке стало лучше. Он уснул. Люба осталась с ним. Врачи в понедельник решили, что их надо отправить в Красноярск. Но вечером, прямо с вокзала, Максимку и Любу забрали обе бабушки. Я была резко против. Максимка поправлялся, но у меня предчувствие того, что это – первый звонок. В подобных случаях, если не можешь сам помочь больному, надо полагаться на специалистов.


20 ноября. Хочется, очень хочется, чтобы тот кошмар ушел в прошлое. Максим-малыш, а мы, взрослые, не смогли разумно распорядиться в критический момент.
Вчера Степа сказал, что его переводят в Красноярск. Я не пойму, как все будет, как расстанусь с родными, с работой, с привычными дорожками по родному городку. Но я – за Степой, я еду туда, куда едет он. Пусть бурлит Красноярск, пусть бушует весь мир – у меня есть моя семья – мои заботы и радости, проблемы и спасение, мои разочарование и защита. Как это здорово! Не знаю, в каком коллективе буду работать, какие у меня будут новые соседи, но я точно знаю, что каждый вечер я буду возвращаться к своим самым дорогим людям – Олечке и Степе.
Оказывается, можно полюбить не вдруг, а с годами.


1 декабря. Степа уехал. Он – как настоящий мужчина, первым поехал «на разведку». Когда дадут жилье, мы двинемся с Олечкой вслед.


2 декабря. Сегодня позвонила мамина коллега тетя Аня. Ее дочь работает у нас машинисткой, замужем, сынишка на год моложе Олечки. Она встретила свою любовь юности, и мать тревожится за семью Наташки. Тетя Аня просила поговорить с ней. Я возразила тете Ане: поговорить можно, но смысла не вижу. Наташка не настроена на серьезные отношения в семье, и тут уж любовь есть – любви нет, неважно. Можно держать любовь в руках и выпустить ее, потому что к чувствам нужно добавить слишким многое и малое одновременно – желание жить семьей.


23 декабря. Вот мы живем в Красноярске, прописались, встала на партийный учет.
Квартиру нам дали на 2-й Краснофлотской, 2-комнатную. Мы с Олей и Степой наслаждаемся счастьем.


30 декабря. Едем домой – встретить вместе Новый год. господи, как я соскучилась по всем и по Иланску. Как много меня здесь осталось! Но я твердо знаю: если ты уезжаешь из дорогого тебе места, значит ты там была счастлива.


19 января. Как-то мы гуляли по городу и увидели несколько детсадиков, Оля выбрала №113. Степа назавтра договорился с кем надо, и нам дали место. Завтра поведем Олечку в садик. Мне предложили «Красноярский комсомолец», но я в данный момент думаю только о втором ребенке, а в этой газете нужны вечные командировки. Меня удивило то, что я даже не сомневалась, не мучалась выбором, только так: семья, дети – это главное.


30 января. Познакомились с соседкой, ее зовут Зоей, у нее второй брак, от первого дочь Люда, скоро свадьба. С теперешним мужем Виктором Федоровичем растет сын Слава, 12-и лет.
Зоя – чудная женщина, энергичная, добрая, с лучистыми глазами. Работает на заводе химволокна отделочницей, производство вредное. Я ее полюбила с первых дней. Оля вообще обожает ходить к соседям в гости.


2 февраля. Крайком партии предложил мне работу редактора в университете. Я поехала туда, была встреча через секретаря партбюро с ректором Вениамином Сергеевичем Соколовым, интеллект ощущается, познания обширные. Он мне предложил временно, на время отпуска провинившегося (аморалка) редактора, а потом – на постоянной основе. Мы договорились, я заполнила необходимые документы в отделе кадров и решила пройтись до редакции. Она была расположена в кабинете – по сути части коридора на втором этаже. Я открыла дверь – ба! За столом сидел мой сокурсник Богдан. Он мелькнул на курсе быстро и отстал от меня. Мне показалось: я не имею права отбирать место у своего собрата. Я закрыла дверь университета и сказала ему «До свидания».