Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
23 октября, сб
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
23 октября, сб

12. Дневник некрасивой девочки, которая мечтает о счастье

17 ноября 2016
1

3 мая. Скоро экзамены. Надя все больше увлекается Геной. Я считаю, что зря она так, и сказала свое мнение. Она, как порядочный человек, написала Васе и объяснила ситуацию. Наденька, я понимаю, что с сердцем тяжело спорить, но нельзя так, не разобравшись с собой, резко рвать отношения. Я не давила, но мне было так больно от этого разрыва. Надя, конечно, стоит большего, чем Вася, но ведь тут надо брать в расчет и характер, и его профессию. Надя, Надя! 
Гена тем временем ни шатко, ни валко подбирался к Наде. О его чувствах все знали, не смеялись: Гена в классе авторитетный. К Толику отношение более снисходительное: негромкий, спокойный, интеллигентный. Помню, у нас была вечеринка, и он пошел меня провожать. Это подвиг! Во-первых, сам факт проводов – не сильно принято идти через весь город провожать девчонку в нашей среде. Во-вторых, он нес в газету завернутые мои туфли – мы, городские, брали с собой на вечеринки легкую обувь. В-третьих, он говорил со мной не глупости – мы рассуждали о космонавтике, о жизни. Он человек закрытый, и что там, внутри, – рассмотреть некогда. Я, конечно, очень ценю Титова.

1 июня. Мы выходили в лес классом. Было нормально. Но почему-то там выяснилось, что у Гены с Валей Жуковой была интрижка. Мне это не совсем понятно: ведь как раз Валя была посвящена в сердечные дела Нади, она знала, что Надя начинает помаленьку «болеть» Геной. Назвать Валю роковой разлучницей – язык не поворачивается. Она порядочный человек. Но что есть, то есть: все мы слабы, и принципы нас переполняют, пока нет соблазна. Но ведь есть святые вещи, и их надо соблюдать. Мы осуждаем ее поступок между собой, но никакого разбора с ней и с ним не допускаем. И это я считаю правильным. Каждый человек понимает, что он творит, и если у него есть капля совести, он должен с собой решить: насколько он не прав, кого он обидел, как обернется поступок против него самого, какое наказание он сам определит себе: прощение или терзания. А у Нади ярче проявляется чувство к Гене.
Мы готовимся к экзаменам – выпускным и вступительным. Мы хотим с Надей стать врачами. В нас очень много гуманности, а как помочь людям? Скорее всего, лечить их от недугов. А еще больше я хочу заниматься медицинской наукой, чтобы большему числу людей помочь. 

30 июня. Экзамены я сдала все на отлично. Было легко. Физика итоговая по году, и за экзамены «5», но где-то в каких-то классах была «4», поэтому в аттестат поставят четыре. И я рада: физика – не мой предмет. Я многое из того, что изучала, подвергала большому сомнению. Я вообще счастлива, потому что окончание школы – это такой значительный момент. Хочется плакать, смеяться, загадывать желание. Выпускной был каким-то скомканным. Я сидела в президиуме, меня чествовали, но аттестат не дали: в районе не было бланков особого образца. Нам выдали характеристики и новые комсомольские билеты. Из райкома комсомола пришел Валера Пронин и, произнеся речь (год нынче особенный – 50-летие советской власти), вручил нам билеты. Он остался на праздничный ужин и т.д. Мы видели, как он ухаживает за нашей химичкой Елизаветой. У нее маленький сын, и муж учится в Красноярске на художника. Как-то по ее просьбе я отправляла деньги ему. Выпили с Надей чуть-чуть, начали безумно хохотать – сдержаться не можем. Я смотрю: на стене табличка висит: «Пост № 2», и это показалось мне таким нелепым, я опять стала хохотать. Потом мы побежали попить холодной воды из колонки. Танцевали. Было хорошо. Потом решили идти на Мыс встречать рассвет. Мальчишки были, как чужие. Мы так и не поняли, в чем дело. Мы привыкли, что они были всегда с нами. Так мы расстались со школой.
Растрогала меня наша Валентина Фоминична, историк, завуч, гроза наша. Мы перед ней трепетали. Она говорила о том, что этот выпуск, класс 10 В, – особенный. Голос дрогнул. Она заплакала. Мы сидели притихшие, растерянные, и было чуть-чуть неловко, как будто мы ее обидели. А свою Елизавету мы с Надей увидели целующейся с комсомольским вожаком. Было большое недоумение. Разве так можно?

17 июля. Познакомилась с парнем – Толиком Червонным. Он только что пришел из армии. Было дело на вечерке. Мы танцевали в автобусном павильоне. Вдруг подошла компания хулиганов во главе с Вовкой Волковым. Его мы боялись все. Он был всегда одет в черное, и мне кажется, в грязное. Взгляд и выражение – уголовника. Все как-то быстро разбежались в разные стороны. Остались мы, городские, и парня три стародеревенских. Откуда ни возьмись – подошел Червонный. «Пойдем, я тебя провожу». И мы пошли. Сейчас встречаемся. Парень интересный внешне, сам простой, к образованию, по-моему, не стремится. Говорим о глупостях. Ни о какой любви не идет речь.
 
23 июля. Ездили с Надей в Красноярск, сдали документы в институт. Город чистый. Что я заметила там особенно отчетливо: женщины ходят в босоножках или шлепанцах, у всех чистые-чистые пятки. Все нарядные. И жизнь там кажется более успешной. Нам обещали предоставить общежитие.

7 августа. Полный провал. Я физику сдала на 4. Это значит, что экзамены мне предстоят на общем основании, а это значит – теперь все равно, гарантия для поступления – одни пятерки. Я не виню преподавателей, они все доброжелательные, но ток электрический – мой личный враг. Как же ехать домой, где столько было надежд. Я сдам все экзамены и что-то предприму.

8 августа. Сдала на пятерки химию и сочинение, пошла в приемную, забрала документы. И Надя. Мы ездили в институт цветных металлов, там нас не приняли. Сходили в технологический. Нам предложили досдать математику. Я сдала на 5. Надя сдавала математику и устно, и письменно. Меня взяли на химическую технологию переработки леса, Надю – механическую. Химия сейчас очень модна, но мне она не нужна. Вот медицина – это да. Наши новые подруги Ольга и Наташа, устроившись на работу, нашли общую квартиру на ул. 4-я Брянская. У бабушки домик – развалюха, с пристройками. Квартирантов – куча. Одна радость – институт в 10 минутах ходьбы, по ул. Перенсона. У бабушки какой-то мальчик лет 12, сирота, что ли. Учится где-то целую неделю, на выходные она забирает его к себе. Весь дом окутан «жучками» – незаконными электроточками. Тесно. В прихожей за ширмой, прямо на ходу, живет молодая пара – красивые оба.