Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
18 октября, пн
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
18 октября, пн

14. Дневник женщины, которая борется за счастье

12 февраля 2017
1

28 июля. Побывала в Белоруссии – по турпутевке. Прилетели в Минск, затем автобусом по всей республике до Бреста. Впечатлений – очень много. Чистая, скромная, недорогая, неторопливая, несуетная республика. Мамина родина. Я с пристрастием смотрела на людей, здания, природу. Такой многострадальный народ! Но не опаршивел, не измельчала его душа, он мудр своим неизбывным желанием жить мирно, в душевном тепле, не досаждая никому, жить достойно, без болезненных амбиций и куража. Посетили Хатынь, Брестскую крепость. Меня, моих близких на таких примерах не надо воспитывать, я и без того понимаю, насколько чудовищна и ненормальна сама по себе идея отстаивать свои (государственные ли) интересы, убивая человека. Возить сюда, на святые места, надо политиков с женами, детьми, всяких ненормальных маньяков и смотреть за их реакцией и по этой реакции определять вменяемость.


20 сентября. Вчера у меня родилась первая племянница. Какое это замечательное время – время прибавления, когда семья растет, на свет появляются малыши, и мы им рады безмерно, и важнее, и счастливее этого события ничего не может быть. Ни Люба, ни Сергей имени не придумали, поэтому малышку никак не зовем.


7 ноября. Конец октября для меня был заветным периодом. Снята годовая рекомендация врачей – не беременеть. И была ночь – моя, наша со Степой, и больше ничья. Я знала наверняка: любовь, страсть, желание зарождения новой жизни сделают то самое чудо, которое ни понять, ни объяснить, ни осознать человеку никогда не под силу. Блажен и божественен тот миг!


31 декабря. В конце ноября заболел Максимка. Лежал в прострации, температуру ничем не могли сбить, приходили участковые врачи, делали назначения, уезжали. А мы оставались в тревоге и бессилии. В пятницу мы настояли на резких мерах, т.к. впереди были выходные, а это значит, что педиатры будут не на службе. Приехала целая бригада докторов, принимали меры, а затем сказали собирать ребенка к госпитализации. Люба уехала на медицинском транспорте, а Степа с Сергеем – на нашей машине. Ночь с малышечкой Олесенькой была жаркая. Все кашки, соки были не в счет. Нужна была мамина грудь. Наутро мы поехали, я сменила Любу в больнице. Сидела над Максимкой, он лежал под капельницей. Подошла врач, немолодая, нервная. «Что вы передо мной сидите?» – спросила. Меня возмутил этот вопрос и тон. Я ей ответила: «Может, сосредоточимся на больном? У него нет менингита, посмотрите» и, взяв пустышку, пощекотала ею губки Максимки, и он машинально потянулся за нею, согнув шею. Врач быстренько дала распоряжение перевести нас из этого цыганского табора (там лежало не менее двадцати детишек) в бокс. А в понедельник я сходила в институт, сказала, что вынуждена ложиться с тяжелобольным племянником в стационар (свекровь отказалась, сославшись на то, что надо за домом следить, а мама не могла поехать, т.к. папе сделали, оказывается, экстренную операцию, и он был слаб).
Меня поняли. Месяц я провела в больнице. Видела, как случился перелом в заболевании, как Максимка начал поправляться, как радостнее были лица нас навещавших родных.
Нас выписали вчера. Мы ждем Нового года с ощущением, что справились с бедой, и было это сделано дружно, я видела, что и Любина, и моя семьи не откинули трудности от себя, смогли сообща решить проблему. Не откликнулась Степина родня. Видно, у них не принято бежать, как на пожар, без зова на чью-то беду.
Праздновать Новый год решено у Зои, соседки. Она сама так решила. Готовит, парит, варит. Очень тоже за нас переживала.