Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
26 октября, вт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
26 октября, вт

15. Дневник некрасивой девочки, которая мечтает о счастье

29 ноября 2016
1

22 июня. Попросили написать в районную газету статью. Написала. Мне кажется, пустая, проблема не заострена. Напечатали. Вдруг – весть со второго этажа, от «самого» – это первого секретаря РК КПСС. Он заметил и сказал: «Интересные мысли, свежие. Что это за писатель среди нас?» Я не хотела такого поворота дел. Мне в райкоме комфортно. Я здесь хорошо принята, со временем что-то из меня должно получиться, я буду стараться. Здесь я что-то должна решить для себя важное – например, определиться с выбором профессии. То, что я непременно получу высшее образование, – мною не обсуждается.
Приходят парни, улыбаются, какие-то комплименты говорят. А я люблю Юрку. А я по-прежнему люблю его. Теперь четко поняла, что не уйдет этот человек из моего сердца. Где же ты? Я так хочу только знать о тебе чуть-чуть. Желаю тебе счастья.


20 июля. Работа меня увлекает все больше и больше. Я лезу туда, где меня не просят. Предложила организовать в газете своеобразную заочную трибуну – ежемесячную страницу. Названия бродят «Романтик», «Ровесники» и т.п. Остановлюсь на последнем. Будут самые активные и неравнодушные – обмениваться там мнениями, спорить. А то собрания обычно проходят скучно, блекло, по себе знаю. Все тусовки, пленумы, конференции проходят в составе актива. Нужно, чтобы остальная молодежь хотя бы знала, что происходит. Там можно вести беседы на любые темы, в том числе, о моде, любви. Моя идея понравилась.
Ходим в рейды – то по молодежным общежитиям, то вместе с автоинспекторами «ловить» мотоциклистов. Интересно, замечать стала: на меня обращают внимание мужчины, не мои сверстники. Или я веду себя не так (слишком обнаруживаю свою непроходящую потребность любить), или они кобели? Об этом думаю очень напряженно. И ведь мужики-то незряшные, интересные, с положением. Тут я, конечно, становлюсь железной, но ведь самолюбие-то тешится. Ах, эта моя слабость – некрасивость. Зачем бы мне на это обращать внимание? Зачем морально тратиться? Конечно, мне не надо счастье, которое бы сыпалось отовсюду, я хочу за него заплатить. Только в какую дверь я должна постучаться и кому предложить плату? Если плата – мои страдания, то я согласна. Становлюсь сильнее и лучше. И больше раздумий – тоже на пользу. И сердце болит, значит, оно живое. Нет, нет, я буду счастливой. Важно не потерять себя.


30 июля. Мы скорбим. У Валечки родился неживой малыш. Он был очень крупный, наш Ромашечка, и расположен был неправильно. Бедная моя Валечка! Она похудела, почернела, но держится, не делится ни с кем своими переживаниями. Мы похоронили малыша. И затихли. Я онемела от такой беды. Где же справедливость? Мы так ждали, он должен был таким счастливым быть – ведь столько любящих сердец было рядом с ним.
Мы стояли у могилки, береза заботливо шелестела, а ель, как солдат, стояла на страже покоя нашего Ромочки, а он не знал этого света и никогда не узнает. А я стояла и не могла понять этот мир, почему он бывает так жесток. Первый раз я столкнулась с таким горем. Валя вернулась домой. Семьи не стало. Но мы вместе. Мы выдержим… Только не знаю как.

31 декабря. Мне очень интересно жить! Но как удивительно устроен человек?! Как будто внутри у него много-много отделов. Вот это полочка занята чувствами к любимому человеку, она работает без перерывов, и я всегда это ощущаю. Вот это место – боль, непроходящая и огромная. Мы старательно избегаем разговоров о Валиной трагедии (да, она общая!). Мы все вместе, любим друг друга. У нас у каждого своя жизнь, но тем не менее нам всем вместе просто здорово. И мы смеемся, хохочем, шутим друг над другом, помогаем одна другой, говорим по душам, но боль внутри присутствует, и мы это чувствуем все одинаково, и бережем друг друга, и любим безмерно.
Как далеко отодвинулось детство! Каким безоблачным видится оно издалека! Как я благодарна всем, кто создавал тот мой солнечный мир. Я должна сказать, что и сейчас люди ко мне доброжелательны. На работе ко мне относятся хорошо. Валины коллеги – а она работает в райкоме партии – тоже меня уважают. Мне комфортно. Я читаю много. На следующий год буду поступать, возможно, очно. Очень хочется учиться. И работать тоже хочется. Меня два месяца назад назначили инструктором. Я ходила на работу и давилась от смеха: я – инструктор.
Молодежь – это, как правило, комсомольские лидеры – такие интересные люди. Актив – золотой. Не думаю, что они карьеристы. Просто в вожаки часто попадают люди с излишней долей ответственности, совестливые. Мне не нравится заигрывание комсомольских работников с «рядовыми» комсомольцами. Это фальшивое поведение. Таким путем человека не сделаешь активистом. Нужны общие дела, причем реальные, интересные и «долгоиграющие». Мы выезжали с агитбригадой к механизаторам, убирающим урожай, выходили «дружинить», выбирались на лыжню. Все были в восторге, говорили о том, что число участников растет, а мне кажется, что на всех мероприятиях я вижу одни и те же лица. А может, не надо массовости. Может, некоторым людям не нужны эти самые «мероприятия», и они предпочитают тихо и незаметно жить? Может, просто своими делами, поступками, инициативами мы должны сделать комсомол привлекательным, чтобы все знали, что есть такая молодежная организация, где работают, стремятся сделать жизнь лучше, учатся жизни, где существует своя дисциплина, порядок, где уважают друг друга? Эта организация должна делом доказать свою состоятельность. А это значит надо взять на себя больше, чем остальные.
Мы ввели на свою страничку (в редакции ее называют полосой) рубрики (вроде тематических разделов) «Что ты можешь?», «Если не я, то кто?», начали дискуссию «Отчего зависит активность». Мне кажется, эффект есть.
Сказать, что у меня куча поклонников, не могу. Но есть парни, которым я откровенна приятна. Они напрямую не задают вопросы: «Что вы, девушка, делаете вечером?», но знаки внимания проявляют. Но я занята: мое сердце безответно. Хотя почему бы вечером не постоять под луной с хорошим молодым человеком?


5 марта. Гуляла на свадьбе у Жени, нашего зав. отделом. Жена у него такая строгая, учительница. А он поэт. Легкий, обаятельный. Там я познакомилась с одной семьей. Отец, зав. кадрами в ОРСе железной дороги, активно «сватал» меня за своего сына – студента мединститута, который тут же был гостем. Я понимаю, что это шутка, но приятно. Здесь же я познакомилась с Сергеем – студентом политехнического института. Высокий, длинноногий, остроумный. Пошел меня провожать. Навстречу попался его знакомый. Сергей остановился с ним. Я прошла чуть вперед. Или мне показалось, или на самом деле мой провожатый дольше, чем следовало, задержался с собеседником, но я убежала дворами, закоулками. Бежала и думала: ну что я за дура, можно было прибегнуть к шутке, объясниться легко. Конечно, это все тот же комплекс неполноценности. Нет уверенности в себе. Только этим могу объяснить свое поведение.
Гуляю на чужих свадьбах. В январе вышла замуж Галя – наша одноклассница, красавица, гордая такая. Первый раз мне было жаль ее: красивая, достойная, она выбрала себе человека, который будет своим существованием подрезать ей крылья. Не знаю, права ли я, но мне кажется, ее замужество – это вызов судьбе. И еще: избранник ее непьющий человек, а у нее отец – слабый на этот счет. Вот тоже комплекс.
Скоро свадьба еще одной девочки из класса – Ниночки. Та делает удачную партию. Она – серенький человек, он – учитель и довольно-таки занятный.
Думаю: а что было бы, если бы женился Юрка? Страшно это представить. Как же я?
Я по-прежнему хочу иметь семью, причем – счастливую семью.
К нам захаживает один молодой человек из локомотивного депо. Красивый, вкрадчивая походка, движения мягкие, будто ленивые, взгляд такой, будто он смущен перед тобой. Он меня волнует своим вниманием. Как-то не по себе. У меня еще есть несколько таких поклонников, с положением, но женатые. Это сразу исключает их из ряда моих друзей. Да и не трогают сердце их ухаживания. А здесь другое. Кружится голова, оттого нет трезвости в рассуждениях. Но это не любовь. По-моему, я крепко увлеклась.
Вчера шли с Валей по городу. Навстречу он – с другом, коллегой, они вместе железнодорожный институт заканчивали. Они остановились, Павел достал два яблока и подал нам, но я видела, что это для меня. Снег, мороз за тридцать и яблоки… Я в смятении.