Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
25 октября, пн
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
25 октября, пн

5. Дневник женщины, которая борется за счастье

10 января 2017
1

20 мая. Перебрались в свою квартиру. Олечка растёт веселой, здоровенькой девочкой. Приходила коллега, повозилась с ней и произнесла: «Я готова сутками работать, но только не водиться с детьми. Она же ни на минуту не останавливается». А мы рады такой подвижности.


20 июня. Сегодня приходила свекровь со своей родственницей. У нас на обед был первым блюдом молочный рисовый суп. Кормлю гостей и сама ем. Олечка – на руках у меня. Вдруг дочурка перехватила мою ложку и потянула к себе. Стоп! Значит ей нужно больше, чем просто грудное молоко, морковные, яблочные соки, пюре.
Мы часто видимся с Валей, её Женечкой. Я наслаждаюсь общением с ними. Племянник мой растет красивым, умным, ласковым. Может минут тридцать листать книгу без картинок, причем с интересом. С мужем у неё не очень. Да и что можно ждать от него? Это просто неравный брак. Она – яркая, умная, устремленная вперед. Он – ограниченный, даже непонимающий, на какой ступеньке стоит.
Как-то мне один наш общий знакомый говорит: «Валя и Лёшка – разные люди. Как получилось, что они – вместе?» Я ему ответила не очень вежливо: «А Вы с Ниной Ивановной только о политике разговариваете? Мужу и жене важнее иметь взаимные чувства». Он (а это был второй секретарь партии) мудро согласился, не возразил. Просто не захотел с малолеткой спорить. Но в душе-то я знаю, что для нормальной жизни мало только любить. Нужно очень многое. Очень. Как-то я задала нелепый вопрос: «Валечка, а почему ты не уйдешь от Лёшки? Я же вижу, как ты страдаешь». Она мне ответила грустно, очень ласково, как бы жалея мою неразумность: «Я же буду в обществе, как на сквозняке, всякий сможет меня обидеть как женщину!» И я поняла ещё больше, как нелегко ей, как много она понимает, чувствует, какие раздумья её терзают и как далеко она видит. Моя ласковая, добрая, потрясающе красивая сестренка. На неё – гордую, красивую, яркую – все оглядываются. И среди них есть и недобрые взгляды…
Жизнь – сложная штука, и то, что кажется очевидным, понятным, требует подхода неоднозначного, большой душевной работы.


11 сентября. Скоро два года, как мы соединили свои судьбы на бумаге – зарегистрировались. Я не раскаиваюсь в своем решении – выйти замуж за Стёпу. Я счастлива, что у меня есть доченька. Хочу ещё ребёнка. Но надо окончить университет. Мне кажется, у нас складывается семья. Моя сестра говорит: «Я у вас дышу, так хорошо, такие понятные, ясные, теплые отношения, и чувства наружу. У вас даже музыка (если что-то включено) играет как надо».


2 декабря. Как-то незаметным был переезд. Олечка блаженствует в обществе, улыбается без конца всем, радуется дяде. Иногда Василий берет гармошку и наигрывает плясовую, она «пляшет» у меня на коленках, я, конечно, её держу. Стал захаживать Степин брат, двоюродный – Павел. Он живет материально очень хорошо, но у них нет детей, и, когда родилась Олюшка, он острее почувствовал недостаток в его жизни. Не приходил. Сейчас, видно, справился со своими переживаниями. Я его понимаю. Оля его так радостно встречает! Она вообще – открытый человечек, общительная.
За время, что не писала, полежали в больнице с дочуркой. Она затемпературила, и приехавшая врач велела собираться в стационар. Пробыли мы там десять дней. У Олечки была нормальная температура, и нас врачи особо не держали. Познала тревогу за доченьку.


15 декабря. Я возвращаюсь мысленно к тому происшествию. Не простила, но об этом знаю только я. Внешне всё, как раньше. Я постоянно думаю: может, женитьба на мне – это рациональное решение бытовой проблемы: умная, не уборщица, из хорошей семьи, никто на неё не позарится, да и сама – серьёзная, порядочная? А может, я придаю большее, чем следовало, значение происходящему? А, может, надо отомстить той же монетой, чтобы и он почувствовал мою боль? Нет ответов. Но я знаю точно: не буду никогда никому жаловаться и не буду мстить. А остальное не знаю.


1 января. Новый год встретили в родительском доме. Как здесь хорошо, Господи! Здесь всё так просто, чисто, недвусмысленно. Здесь каждый гвоздик дышит любовью. Сколько здесь было счастливых мгновений, радостных месяцев и лет! Здесь переживания были светлыми. Мы все вместе, за одним столом. Мама хлопочет. Папа, как всегда, в подъёме. Сколько у него жизнелюбия, он не устает радоваться встречам, праздникам: закупает коробками, ящиками продукты, везет ёлку «от Деда Мороза», всякие мелочи для праздника и свое настроение – приподнятое, трепетное. Он ждет каждого из нас, ему для полноты счастья нужен весь «комплект» дорогих сердцу людей. Папа, папочка, какой же благодатный заряд ты несёшь всем нам!
Прибыл на побывку Сергей. У них, кажется, роман с моей средней сестрой Любой. Они тоже с нами. Потрясающе красивая пара. Глаз не оторвать!
Степа около меня. Не заискивает. Как обычно, не дает мне прохода, чтобы не дотронуться. Что ещё тебе надо? – задаю я себе вопрос. – Глупая, тебе повезло, что ж ты не ценишь? Не видишь, как другие женщины, твои сверстницы, живут? Чего ты требуешь от жизни и терзаешь нормального мужика?! Как решают подобные проблемы женщины? Нигде ответа не получишь.
Ну допустим, случилось нечто. Следует объясниться? Для чего? Чтобы поделиться своими соображениями на этот счет? Дать оценку содеянному? Выразить недовольство? И дальше что? Отношения будут лучше? Чувства крепче? Лучше поймем и узнаем друг друга?
И не объясняться нельзя. Таить в себе боль и смаковать её, создавая мнение о себе, как о натуре глубокой и страдающей, тупиковое занятие. Возможно, мне удастся когда-нибудь передать свое состояние души Стёпе, и он поймет, что нельзя меня обижать. А почему симпатия, интерес к другой женщине, увлечение, любовь называется обидой? Ведь никто не гарантирован, что любовь в начале семейной жизни просто со временем растворится, превратится в ничто. Какие у меня права на этого человека? И что он может сделать со своими чувствами? И я начинаю понимать, что любовь потерять, утратить возможно, главное – сохранить достоинство. Любое испытание (измена, непонимание, мелкий скандал) может принять характер глобальной трагедии, и процесс развития отношений может зайти в тупик и стать необратимым.