Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
26 октября, вт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
26 октября, вт

9. Дневник женщины, которая борется за счастье

26 января 2017
1

6 февраля. Вернулась с сессии. Давно не писала. Сессию сдала отлично. «Помогал» Юрка. Весь день в напряжении, учу, читаю, лекции, зачеты, экзамены – как в калейдоскопе. А вечером, перед сном – тоска по дочурке. Тогда клин вышибаю клином: начинаю сочинять, как мы когда-нибудь встретимся с Юркой, как начнем разговор, оттачиваю вплоть до выражения лица, взгляда. Он, конечно, восхищается мной, такой верной. Я мысленно прохожу с ним мимо родной школы, по знакомым улочкам, и я чувствую, что Юркой овладевают такие же чувства и ощущения. Мне хорошо с ним, но я четко знаю, что теперь он только в прошлом. У нас нет будущего. Оно есть у каждого из нас... Я просыпаюсь утром, и вновь экзамены, лекции, библиотека.
Вале предлагают высшую партийную школу в Хабаровске. Родители поддерживают ее.
Мы не проговариваем вслух, но все понимаем, что отъезд в ВПШ – это разрыв с Лешкой. Не получилось семьи. Это очень тяжело для всех нас. Что же, кто же виноват? Возможно ли соединение двух разных людей? И что нужно, кроме чувств? Каждый ищет ответ на эти простые вопросы, но ответы получаются взаимоисключающими.
Дорогая Валечка! Сколько ты настрадалась, сколько испытала в жизни! Как я хочу счастья тебе! Ты – моя сестричка и очень достойна всего самого лучшего в жизни. Я приму любое твое решение, поддержку тебя, помогу. Решайся.


14 мая. Вчера защитилась. Отлично! Председатель комиссии «правдист» Каминский очень крепко поддержал меня. Дело в том, что за три дня до защиты я начала буквально трястись, мне реально казалось, что в нужный момент у меня не повернётся язык, он одеревенеет, и все мое существо станет каменным, неподвижным. Не помню, как я подошла к кафедре, как меня объявляли. Тогда председатель ГЭК сказал: «Какая красивая фамилия!» И меня понесло! Преподаватель Шерхунаев, вреднючий (по слухам, т.к. я у него не училась) задал вопрос, вопрос был легкий, но философский. Мой руководитель Зорькин – мы все его любим – предложил «завершить пытку хорошего человека», и комиссия согласилась. Я еще секунды три постояла за кафедрой, набивая себе цену, и пошла на место.
До сих пор не верю. Бывает счастье, растянутое во времени, а бывает такое – внезапной вспышкой, большой силы, не охватить руками. Вот такое ликование я испытываю сейчас.
Осталось сдать госэкзамен по научному коммунизму. У нас на курсе шутят: экзамен можно не сдавать, диплом почти в кармане.


4 июня. В числе первых сдала экзамен. Отлично. И радость, и удовлетворение. Дипломы выдадут в конце июня. Мне бы уехать домой, но будет еще одна разлука, пережить которую мне тяжело. Степа находится в Омске, на сборах, вернется после меня. Переписываемся. Он пишет, что скучает, любит. Я тоже пишу нежные письма, хочу, чтобы он не огорчался, чтобы его не одолевали мрачные мысли, чтобы разлука не давила его.
Хожу по Иркутску, свободная, легкая, независимая, впереди – встреча с Олечкой и Стёпой, а там – целая хорошая жизнь. Я счастлива, Юрка! Знал бы ты меня, мою радость, ты бы порадовался моим успехам и тому, что все у меня хорошо.


10 июля. Я дома! У нас большие перемены, все находимся как бы в предчувствии каких-то изменений. Во время моей учебы Валечка поступила в Хабаровскую высшую партийную школу. Женю решено временно оставить у бабушки с дедушкой. Все понимают, что за этим переездом стоит большее, чем просто разлука. Я волнуюсь за сестренку: начинать придется с самого начала, а негативный опыт может помешать. Но Валечка такая достойная счастья. Мне жаль Лешку. Он мог бы стать для кого-то хорошей половинкой. Я ведь знала, что его любят две сестры Кузнецовы. Они – женщины без особых претензий к жизни, их устроил бы набор его недостатков, а здесь – совсем другой устав. Не надо было им встречаться – Вале и Лешке. Но их сынок – Женечка, замечательный умный, красивый, добрый мальчик. Мы его любим безмерно. Как он?


12 июля. Я по-прежнему на подъёме. Мне просто хорошо! Хожу и улыбаюсь. Просыпаюсь и улыбаюсь. Засыпаю и улыбаюсь. Мне все люди кажутся добрыми и красивыми.


14 июля. Может, этот чрезмерный тонус не всякому понятен? Вчера, например, пришел муж золовки за Олечкой, чтобы она поиграла с их детьми. Я села перед шкафом с ее одеждой. Он подошел сзади, взял за плечи, я резко встала, но ничего не сказала, никак не отреагировала внешне, но он все понял. Если бы я начала говорить, то вышел бы скандал. Я вообще к его знакам внимания отношусь резко отрицательно. Он и Олечка ушли, а меня долго тошнило. Ишь ты, разведчик чертов, решил проверить мою реакцию. Мужа нет, давно в разлуке, а глаза горят – неспроста. Я до вечера, пока не забрала дочурку, гневно разговаривала сама с собой.
Я знаю себя. Для того, чтобы у меня забилось сердце по-настоящему, мне и мужчина нужен незряшный. Ведь у меня такие ребята – Юрка и Степа! Они меня хранят от всякой грязи, а я берегу себя ради них. Я счастлива.