Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
18 октября, пн
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
18 октября, пн

Мамы всякие нужны

25 ноября 2016
1


У женщины треснул кувшин, в котором она носила воду. Кувшин запечалился: теперь во мне нет нужды. Женщина успокоила его: «Ты видишь, – сказала она кувшину, – вода, которая просачивается сквозь трещины, орошает цветы. И они, и я тебе благодарны».

 

Расскажу историю одной заозерновской семьи. Имена не называю лишь по причине внутренней скромности героев. Они поженились в студенческие годы и по окончании институтов приехали в Заозерный. Природная ответственность, неумение делать вполсилы и вполспособностей, интерес к избранным профессиям, потребность в самосовершенствовании сделали каждого из них первоклассными специалистами в своем деле.
В семейном «строительстве» успех был тоже достигнут. Двое деток, с блеском окончив школу, поступили в престижный вуз, радовали и радуют родителей интересом к будущей профессии, тягой к познанию премудростей науки. Старший уже практикует, младший с гордостью носит звание студента.
Рядышком с этой семьей всегда были бабушки. Своею любовью и вечной заботой они дополняли общий стройный оркестр, обогащая его звучание.
Неожиданно (а именно так – вдруг – обычно приходит беда) заболела одна из бабушек. Круг ее возможностей сузился до минимума. Женщина стойко несет бремя инвалида, человека, лишенного не только радости обыкновенной жизни, но общения с друзьями, прогулок, даже возможности видеть своих близких… Я часто общаюсь по телефону с ней, сердце сжимается от сострадания, но я радуюсь ее мужеству и терпению, сильно необходимому в подобных случаях. Дай Бог ей не потерять желания жить на этом свете.
В семье моих героев не стояло дилеммы: как поступить. Ведь вариантов в жизни много: некоторые отдают занеможивших родственников в дом инвалидов, другие пускают все на самотек, делают вид, что нет проблемы, предоставляя немощному возможность оставаться наедине с собой, третьи увеличивают свои заботы, берут на себя нелегкий груз ухода за больным, охая и проклиная судьбу. Остальные (их, надеюсь, большинство) молча, не афишируя и не ставя себе в заслугу заботу о беспомощном родственнике, исполняют естественный долг сильного перед более слабым.
Линия поведения моих героев не обговаривалась на семейном совете, она родилась как естественный порыв души. И вот уже много лет они совершают негромкий житейский подвиг.
Когда мы слышим слово «мама», воображение рисует бесконечно доброе, заботливое, даже жертвенное существо, позабывшее о своих желаниях, пристрастиях, подчинившее свои интересы интересам ребенка. Мама – это, действительно, круглосуточная вахта любви, тревоги за детей. Это тихая, сокровенная молитва, это рука, незаметно перекрестившая уходящего сына или дочь… Это желание взять на себя любую тяжесть, любую проблему своего дитя на себя.
Но приходит время, когда родители и дети меняются ролями. Помню свои приезды в отчий дом. Отец и мать готовились к нему, как к большому празднику. И мы, сестры, наши мужья и дети, чувствовали себя именно так – как на празднике. Мы отдыхали, вели неспешные сердечные беседы, много шутили, радовались встрече, общению, купаясь в любви.
С какой-то поры интуитивно почувствовали необходимость «внедрения» в наши отношения реальной дочерней заботы. Мы старались привезти с собой какие-то заготовки, стряпню, чтобы облегчить участь «принимающей стороны». А через некоторое время и вовсе взяли за правило помогать по дому, в огороде, на картофельном поле.
…Много приходится разговаривать с земляками «за жизнь», много исповедей выслушала, много боли приняла на свое сердце. Почти все мои собеседники, рассказывая о своих матерях, о том, как помогали и заботились о них, когда родители постарели и нуждались в поддержке, все же после вечной разлуки наравне со скорбью, чувством утраты испытывали покаяние: где-то чего-то недодали, что-то недосказали, что-то упустили. И ощущение горя, переходящее в светлую память и великую благодарность человеку, давшему тебе не только жизнь, но и подарившему своему ребенку защиту в виде любви, очистит душу, снимет грех.
Матери нужны – сильные, ласковые, здоровые, добрые, заботливые, любящие. Но не менее нужны и слабые, больные. Чтобы дети не очерствели. Чтобы стали сильными. Чтобы знали, что такое сострадание. Чтобы становились добрее и мудрее. Чтобы смогли дать пример своим детям как самое бесценное наследство.
Антонина ДУБРА