Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
17 октября, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Заозерный
17 октября, вс

Орешники

23 марта 2016
3

Нам повезло, что в эту деревню мы отправились именно в то время, когда метели ещё не так задувают, и снега на улице практически нет. Зимой дорогу до Орешников переметает, уж такое у неё расположение, приходится прокладывать временную за лесополосой по полю. «Однажды забило и «времянку», а человеку в деревне стало плохо, так пришлось вызывать технику, чтоб прочистили, чтобы «скорая» смогла проехать», - рассказал нам Сергей Александрович. 
Сейчас в Орешниках фактически проживает около 37 человек, зарегистрировано чуть больше, жилых домов около девятнадцати. «Много людей отсюда уехало, когда школу закрыли, - продолжает вводить нас в курс дела Сергей Александрович. «А ведь раньше здесь тоже было отделение совхоза. Надои были выше, чем во всём совхозе. Но в перестроечные времена сначала «убрали» коров, а потом и технику забрали». В отделении тогда было восемь гусеничных тракторов, два «К-700», восемь «Беларуссов», десять комбайнов. 
Работать стало негде, а добираться за семь километров в Новую Солянку мог не каждый, поэтому кому было куда ехать – уехали, небольшая часть молодёжи осталась.
«Чемоданное настроение» в день нашего визита было и у Веры Ивановны Сержиной. Она решила перебраться поближе к детям и внукам в город. Вера Ивановна во времена существования отделения совхоза работала осеменатором, сейчас помогает односельчанам приобретать хлеб, ведь в деревне нет магазина. Она заказывает выпечку у предпринимателя из Гмирянки. В её дом заселяются молодые квартиранты. «В нагрузку им и хлеб передала», - шутит Вера Ивановна. 

Иван Михайлович Зиганшин: «Приехал в Орешники в 1972 году. Служил в Средней Азии, познакомился с будущей женой, решили поехать сюда, здесь была работа. Воспитали троих детей. 
Здесь такая деревня была – красота. Потом всё разрушили. Магазина нет, поэтому  пришлось залезть в кредит, чтобы купить машину и ездить в Солянку за продуктами. Просто обидно, что всё распалось. Здесь был дойный гурт, откормплощадка, телятник. Сейчас работа есть только в Новой Солянке, добираться работникам туда приходится самостоятельно. Сын из-за этого уехал в Солянку». 

Любовь Самуиловна Соломатова: Коренной житель деревни. Работала дояркой. Родители прожили здесь. Вместе с мужем воспитали трёх дочерей, восемь внуков и семь правнуков. «Детского сада даже в те далёкие времена не было. Школа была начальная, её закрыли около четырёх лет назад. Деревня была большая, ребятни много было. Потом ездили учиться в Новую Солянку, жили в интернате. В субботу приезжали домой, а в воскресенье-понедельник снова в интернат».

Михаил Кириллович Бабахин: «Приехал сюда в 1950-х годах из Нижнеингашского района из-за того, что деревня, где я родился, перестала существовать. Работал механизатором, механиком на отделении, бригадиром полеводческой бригады, бригадиром на животноводстве. Деревня славилась, совхоз был «миллионером». Поля обрабатывали – нигде места пустого не было – всё распахивали и засевали». 

Безжалостно время – умирают потихоньку деревни. Жизнь концентрируется там, где есть работа, школы, детские сады, культурные учреждения. Но о угасающих поселениях, особенно о их жителях, забывать не стоит. Оттуда наши корни, оттуда мы сами.
Подготовила Екатерина МАТВЕЕВА.